Connect with us

Crypto investment

Ты точно понимаешь, что такое NFT?

Published

on

На основании перевода Алексея Писаревского на VC

Все началось с поста Мокси Марлинспайка (криптограф и основатель Signal), в котором он рассказал, что с WEB 3.0 не совсем все ОК.

Итак перевод Писаревского этого поста:

Что я думаю про web1 и web2:

Web3 — немного двусмысленный термин, но общий тезис таков: web1 был децентрализованным, потом web2 централизовал все в платформы, а теперь web3 снова все децентрализует. Web3 должен дать нам все богатство web2, только децентрализованное.

Но для начала давайте разберемся, почему вообще возникли централизованные платформы. На мой взгляд, объяснение довольно простое:

1. Люди не хотят управлять собственными серверами и никогда не захотят. Предпосылкой для web1 было то, что каждый в интернете будет одновременно и создателем, и потребителем контента и инфраструктуры.

У каждого из нас был бы свой собственный сервер с собственным сайтом, свой почтовый сервер для емейлов, и т.д. Но это точно не то, чего хотят люди. Люди не хотят управлять собственными серверами.

Даже айтишники и разработчики софта сегодня не хотят управлять собственными серверами. Они с удовольствием делегируют это другим компаниям, и эти компании становятся очень успешными.

2. Протоколы развиваются гораздо медленнее, чем платформы. Спустя 30 с лишним лет электронная почта все еще остается незашифрованной; в то же время WhatsApp за год внедрил полное e2ee шифрование. Люди все еще пытаются стандартизировать надежную передачу видео через IRC; тем временем Slack позволяет вам создавать кастомные эмодзи на основе вашего лица.

Это не проблема финансирования. Если что-то действительно децентрализовано, это становится очень трудно менять, и часто оно застревает во времени. Для технологий это проблема, потому что все вокруг очень быстро развивается, и если технология не успеваете за этим, то остается за бортом. Существуют целые отрасли, которые разрабатывают методологии вроде Agile и пытаются организовывать огромные группы людей так, чтобы они могли двигаться как можно быстрее, потому что это действительно важно.

Когда сама технология больше способствует застою, чем движению, это становится проблемой. Гарантированный рецепт успеха — взять протокол 90-х, который давно не развивается, централизовать его и начать быстро улучшать.

Но в web3 предполагается, что все будет иначе. Так что давайте посмотрим.

Чтобы быстро почувствовать этот мир и лучше понять, что может ждать нас в будущем, я решил построить пару dApp и создать NFT.

Как я создавал dApps (распределенные приложения)

Чтобы прочувствовать мир web3, я создал dApp под названием Autonomous Art, который позволяет любому получить NFT-токен, делая визуальный вклад в изображение. Стоимость визуального вклада увеличивается со временем, а средства, которые вкладчик платит за токен, распределяются между всеми предыдущими художниками (визуализация этой финансовой структуры напоминает нечто похожее на пирамиду). На момент написания этой статьи на создание этого коллективного произведения искусства было потрачено более $38 000.

Я также создал dApp под названием First Derivative, который позволяет создавать, обнаруживать и обменивать производные NFT, отслеживающие базовый NFT, подобно финансовым деривативам, отслеживающим базовый актив 😉.

И то, и другое дало мне представление о том, как устроен этот мир. Для ясности, в самих приложениях нет ничего особенно «распределенного»: это обычные веб-сайты, написанные на react. «Распределенность» относится к тому, где хранится состояние и логика/разрешения для обновления состояния: на блокчейне, а не в «централизованной» базе данных.

Мне всегда казалось странным, что в крипто мире почти не уделяют внимания взаимодействию клиент/сервер. Когда люди говорят о блокчейне, они рассказывают о распределенном доверии, консенсусе без лидера и обо всей механике того, как это работает, но часто упускают из виду, что клиентские приложения в конечном итоге не могут участвовать в этой механике. Все сетевые диаграммы — это серверы, модель доверия — между серверами, все связано с серверами. Блокчейн создан как сеть равных, но не создан так, чтобы ваше мобильное устройство или ваш браузер действительно могли быть одним из этих равных.

С переходом на мобильные устройства мы теперь живем в мире клиентов и серверов — причем первые совершенно не могут действовать как вторые — и сейчас это особенно важно. Между тем, ethereum фактически называет серверы «клиентами», и нет даже слова, описывающего фактически ненадежный интерфейс клиент/сервер, который должен будет где-то существовать, и нет признания того, что в случае успеха в конечном итоге клиентов будет на миллиарды (!) больше, чем серверов.

Например, независимо от того, работает ли оно на мобильном или веб-приложении, dApp вроде Autonomous Art или First Derivative должно как-то взаимодействовать с блокчейном, чтобы изменять или отображать состояние (коллективно созданное произведение искусства, историю его редактирования, производные NFT и т.д.). Однако это невозможно сделать с клиента, поскольку блокчейн не может жить на вашем мобильном устройстве (или в браузере вашего компьютера). Поэтому единственная альтернатива — взаимодействовать с блокчейном через ноду, которая работает удаленно на каком-то сервере.

На сервере! Но, как мы знаем, люди не хотят управлять собственными серверами. Так получилось, что появились компании, которые продают API-доступ к ethereum-ноде как услугу, наряду с предоставлением аналитики, расширенными API, которые они создали поверх стандартных API ethereum, и доступом к историческим транзакциям. Звучит знакомо, не так ли?

На данный момент существует, по сути, две компании — Infura и Alchemy. Почти все dApp используют Infura или Alchemy для взаимодействия с блокчейном. На самом деле, даже когда вы подключаете к dApp такой кошелек, как MetaMask, и dApp взаимодействует с блокчейном через ваш кошелек, MetaMask просто выполняет вызовы Infura!

Эти клиентские API не используют ничего для проверки состояния блокчейна или подлинности ответов. Результаты даже не подписаны. Такое приложение, как Autonomous Art, говорит: «Эй, что выводит эта функция на этом смарт-контракте?», а Alchemy или Infura отправляют JSON-ответ, который и отображает приложение.

Для меня это было удивительно. Столько труда, энергии и времени было потрачено на создание механизма распределенного консенсуса без доверия, но практически все клиенты, желающие получить к нему доступ, делают это, просто доверяя ответам этих двух компаний без какой-либо дополнительной проверки. Это также создает проблемы и с конфиденциальностью. Представьте, что каждый раз, когда вы взаимодействуете с веб-сайтом в Chrome, ваш запрос сначала отправляется в Google, а затем направляется к месту назначения и обратно. Такова ситуация с ethereum сегодня. Понятно, что все записи публично доступны на блокчейне, но эти компании также видят почти все запросы на чтение от почти всех пользователей почти всех dApp.

Сторонники блокчейна могут сказать, что появление таких централизованных платформ — это нормально, потому что сами данные хранятся в блокчейне, так что если эти платформы будут вести себя плохо, клиенты могут просто переместиться в другое место. Однако мне кажется, что это очень упрощенный взгляд на то, что делают эти платформы.

Приведу пример.

Как я создавал NFT

Большинство людей при мысли об NFT думают об изображениях и цифровом искусстве, но NFT обычно не хранят эти данные на блокчейне. Для большинства NFT было бы слишком дорого.

Вместо этого, NFT содержат URL-адрес, указывающий на данные. Что меня удивило, так это отсутствие хэш-шифрования для данных, расположенных по URL. Если посмотреть на многие NFT на популярных маркетплейсах, которые продаются за сотни тысяч и даже миллионы долларов, этот URL часто просто указывает на какой-то VPS [виртуальный сервер], на котором работает обычный Apache. Любой человек, имеющий доступ к этому серверу, или кто купит этот домен в будущем, или кто взломает этот сервер, может в любой момент изменить изображение, заголовок, описание и т.д. для NFT на то, что он захочет (независимо от того, «владеет» он токеном или нет). В спецификации NFT нет ничего, что говорило бы о том, каким «должно быть» изображение, или даже позволяло бы вам подтвердить, является ли что-то «правильным» изображением.

Поэтому в качестве эксперимента я сделал NFT, который меняется в зависимости от того, кто на него смотрит, поскольку веб-сервер, обслуживающий изображение, может выбирать разные изображения в зависимости от IP или User Agent запрашивающего. Например, на OpenSea она выглядит по-одному, на Rarible — по-другому, но когда вы покупаете ее и просматриваете из своего крипто-кошелька, она всегда будет отображаться как большой 💩 эмодзи. То, что вы покупаете, не является тем, что вы получаете. В этом NFT нет ничего необычного, там используется обычная спецификация NFT. Многие из самых дорогих NFT могут превратиться в 💩 эмодзи в любое время; я просто сделал это явным.

Через несколько дней, без предупреждения или объяснения, NFT, который я сделал, был удален из OpenSea:

В заявлении говорится, что я нарушил условия предоставления услуг. Но, прочитав условия, я не вижу ничего, что запрещало бы NFT, который меняется в зависимости от того, откуда на него смотрят.

Но наиболее интересно, что после того, как OpenSea удалил мой NFT, он также пропал из всех крипто-кошельков на моих устройствах. Это же web3, как такое возможно?

Крипто-кошелек, такой как MetaMask, Rainbow и т.д., является «non-custodial» (ключи хранятся на стороне клиента), но у него есть та же проблема, что и у моих dApps выше: кошелек должен работать на мобильном устройстве или в браузере. Между тем, ethereum и другие блокчейны были разработаны с идеей, что это сеть равных, но не разработаны таким образом, чтобы было действительно возможно, чтобы ваше мобильное устройство или ваш браузер были одним из этих равных.

Такой кошелек, как MetaMask, должен делать базовые вещи, такие как отображение вашего баланса, последних транзакций и NFT, а также более сложные вещи, такие как создание транзакций, взаимодействие со смарт-контрактами и т. д. Короче говоря, MetaMask должен взаимодействовать с блокчейном, но блокчейн построен так, что такие клиенты, как MetaMask, не могут с ним взаимодействовать. Поэтому, как и мой dApp, MetaMask просто делает вызовы API к трем компаниям, которые консолидировались в этом пространстве.

Например, вот так MetaMask отображает ваши последние транзакции, совершая API-вызов к etherscan:GET https://api.etherscan.io/api?module=account&address=0x0208376c899fdaEbA530570c008C4323803AA9E8&offset=40&order=desc&action=txlist&tag=latest&page=1 HTTP/2.0

Вот так он отображает баланс вашего счета, совершая API-вызов к Infura:POST https://mainnet.infura.io/v3/d039103314584a379e33c21fbe89b6cb HTTP/2.0 { «id»: 2628746552039525, «jsonrpc»: «2.0», «method»: «eth_getBalance», «params»: [ «0x0208376c899fdaEbA530570c008C4323803AA9E8», «latest» ] }

А вот так — отображает ваши NFT, делая вызов API к OpenSea:GET https://api.opensea.io/api/v1/assets?owner=0x0208376c899fdaEbA530570c008C4323803AA9E8&offset=0&limit=50 HTTP/2.0

Опять же, как и в моем dApp, эти ответы не аутентифицированы каким-либо образом. Они даже не подписаны, то есть вы даже не можете доказать, что они неверны. Они повторно используют одни и те же соединения, TLS-сессии и т.д. для всех аккаунтов в вашем кошельке, то есть если у вас несколько аккаунтов в кошельке, эти компании знают, что они связаны.

MetaMask на самом деле не делает ничего особенного, это просто просмотр данных, предоставляемых этими централизованными API. Это не проблема конкретно MetaMaskRainbow и другие устроены точно так же. (Интересно, что Rainbow имеет свои собственные данные для социальных функций, которые они встроили в свой кошелек — социальный граф, витрины и т.д. — и они решили построить все это на Firebase, а не на блокчейне).

Все это означает, что если ваш NFT будет удален из OpenSea, он также исчезнет из вашего кошелька. Функционально не имеет значения, что мой NFT находится где-то на блокчейне, потому что кошелек (и все больше и больше всего остального в экосистеме) просто использует API OpenSea для отображения NFT, который начал возвращать 304 No Content для запроса NFT, принадлежащих моему адресу!

Web 3.0

Воссоздание этого мира

Учитывая историю превращения web1 в web2, мне кажется странным, что такие технологии, как ethereum, были построены со многими теми же скрытыми проблемами, что и web1. Чтобы сделать эти технологии пригодными для использования, пространство консолидируется вокруг платформ. Опять. Платформы, которые будут запускать для вас серверы и предоставлять сервисы на их базе. Infura, OpenSea, Coinbase, Etherscan.

Аналогично, протоколы web3 развиваются медленно. При создании First Derivative было бы здорово установить цену майнинга деривативов как процент от стоимости базового актива. Этих данных нет в блокчейне, но они есть в API, который OpenSea предоставит вам. Люди в восторге от роялти NFT, поскольку это поможет зарабатывать креаторам, но роялти не указаны в ERC-721, и менять это уже поздно, поэтому у OpenSea есть свой способ настройки роялти, который существует в web2-пространстве. Быстрые итерационные улучшения на централизованных платформах уже опережают распределенные протоколы, и это консолидирует контроль на платформах.

Учитывая эту динамику, не стоит удивляться тому, что мы уже находимся там, где представление вашего крипто-кошелька о ваших NFT — это представление OpenSea о ваших NFT. Не стоит удивляться тому, что OpenSea не является чистым «представлением», которое можно заменить, поскольку он был занят улучшением платформы за пределами того, что возможно с трудноизменяемыми стандартами.

Это очень похоже на ситуацию с электронной почтой. Я могу запустить свой собственный почтовый сервер, но функционально это не имеет значения для конфиденциальности, цензуры или контроля, потому что GMail все равно будет на другом конце каждого письма, которое я отправляю или получаю. Как только распределенная экосистема централизуется вокруг платформы для удобства, она становится худшей из двух миров: централизованный контроль, но все еще достаточно распределенный, чтобы застрять во времени. Я могу создать свой собственный маркетплейс NFT, но это не даст никакого дополнительного контроля, если OpenSea влияет на просмотр всех NFT в кошельках, которые используют люди (и во всех остальных приложениях в экосистеме).

Я не жалуюсь на OpenSea и не обвиняю их. Наоборот, они пытаются сделать что-то, что работает. Я думаю, стоит ожидать, что такая консолидация платформ произойдет, и, учитывая ее неизбежность, создавать системы, которые дают нам то, что мы хотим, когда все так устроено. Однако я чувствую и беспокоюсь, что сообщество web3 ожидает какого-то иного результата, чем тот, который мы уже видим.

«Это ранние дни» (это только начало)

«Это ранние дни» — это наиболее распространенная фраза, которую я слышу от людей в пространстве web3 при обсуждении подобных вопросов. В некотором смысле, неспособность крипто-индустрии выйти за рамки относительно «ранней» технологии как раз и позволяет считать эти дни «ранними», хотя объективно прошло уже десятилетие или даже больше.

Однако, даже если это только начало (а это вполне может быть так!), я не уверен, что мы должны считать это утешением. Я думаю, что все может быть наоборот; похоже, нам следует обратить внимание на то, что с самого начала эти технологии сразу же склонялись к централизации через платформы для их реализации, что это примерно никак не влияет на скорость экосистемы, и что большинство участников даже не знают или не обращают внимания на то, что это происходит. Это может навести на мысль, что децентрализация сама по себе не имеет непосредственного практического или насущного значения для большинства людей, что единственная степень децентрализации, которую хотят люди, это минимальная степень, необходимая для существования чего-либо, и что если не учитывать эти силы очень сознательно, то они будут толкать нас все дальше от идеального результата, а не приближать к нему по мере того, как дни становятся все менее «ранними».

Но золотую лихорадку не остановить

Если подумать, OpenSea был бы намного «лучше» в непосредственном смысле, если бы все части web3 исчезли. Он был бы быстрее, дешевле для всех и проще в использовании. Например, чтобы принять ставку на мой NFT, мне пришлось бы заплатить более $80-150+ только за газ (транзакционные сборы ethereum). Это устанавливает искусственный порог для всех предложений, поскольку в противном случае вы потеряете деньги, приняв предложение за меньшую сумму, чем плата за газ. Комиссии за платежи кредитными картами, которые обычно кажутся грабительскими, выглядит дешево по сравнению с этим. OpenSea мог бы даже публиковать простой журнал прозрачности, если бы люди хотели иметь публичную запись транзакций, предложений, заявок и т.д. для проверки своей отчетности.

Но если бы они создали платформу для покупки и продажи изображений, которая номинально не была бы основана на блокчейне, я не думаю, что она бы взлетела. Не потому, что она не распределенная (потому что, как мы видели, многое из того, что требуется для ее работы, уже не распределенное). Она не взлетела бы, потому что это золотая лихорадка. Люди заработали деньги на спекуляции криптовалютой, и теперь заинтересованы в том, чтобы потратить эту криптовалюту таким образом, чтобы преумножить свои инвестиции, и это определяет условия для рынка передачи богатства.

Людей в конце очереди, которые обменивают NFT, в принципе не волнуют модели распределенного доверия или механика платежей. Их волнует, где находятся деньги. Поэтому деньги привлекают людей в OpenSea, они улучшают пользовательский опыт, создавая платформу, которая использует базовые протоколы web3 в пространстве web2, в конечном итоге они предлагают возможность «создавать» NFT через сам OpenSea, а не через ваш собственный смарт-контракт, и в конечном итоге все это открывает дверь для Coinbase, который предлагает доступ к проверенному рынку NFT с помощью своей собственной платформы через вашу дебетовую карту. Это открывает возможность для Coinbase управлять самими токенами через дарк-пулы, которыми владеет Coinbase, что позволяет отказаться от комиссий за транзакции и вообще не взаимодействовать со смарт-контрактами. В конце концов, все части web3 исчезают, и у вас есть веб-сайт для покупки и продажи JPEG с помощью вашей дебетовой карты. Проект не может начаться как платформа web2 из-за динамики рынка, но сама динамика рынка и фундаментальные силы централизации, вероятно, приведут его к этому.

В начале очереди, NFT-художники очень рады такому развитию событий, потому что это означает больше спекуляций/инвестиций в их искусство. Но также кажется, что если смысл web3 в том, чтобы избежать недостатков web2, мы должны быть обеспокоены тем, что это уже естественная тенденция для этих новых протоколов, от которых ждали другого будущего.

Я думаю, что эти рыночные силы, скорее всего, сохранятся, и, на мой взгляд, вопрос о том, как долго это будет продолжаться — это вопрос скорее о том, является ли огромное количество накопленной криптовалюты в конечном итоге двигателем или дырявым ведром. Если деньги, приходящие в NFT, в конечном итоге возвращаются в криптовалютное пространство, то оно может продолжать ускоряться вечно (независимо от того, будет ли это просто web2x2). Если они будут оттекать, то все сдуется. Лично я думаю, что на данный момент было влито уже достаточно денег, чтобы все продолжалось, и это не окажется просто пузырем. Если это так, то стоит подумать о том, как избежать превращения web3 в web2x2 (web2, но с еще меньшей конфиденциальностью).

Креативности может быть недостаточно

Я только начал свое погружение в воды web3. Однако, глядя на него через призму этих небольших проектов, я могу легко понять, почему так много людей находят экосистему web3 такой изящной. Я не думаю, что все это избавит нас от централизованных платформ. Я не думаю, что это фундаментально изменит наше отношение к технологии. И я думаю, что история конфиденциальности уже ниже нормы для интернета (а это и так уже довольно низкая планка!). Но я также понимаю, почему айтишники вроде меня хотят создавать что-то в этом мире. Это, по крайней мере, что-то новое на уровне айтишников — и это создает пространство для творчества/исследований, которое в некоторой степени напоминает ранние дни Интернета. По иронии судьбы, часть этого творчества, вероятно, проистекает из ограничений, которые делают web3 таким неуклюжим. Я надеюсь, что творчество и исследования, которые мы наблюдаем, приведут к положительным результатам, но я не уверен, что этого будет достаточно, чтобы предотвратить повторение той же динамики Интернета.

Если мы действительно хотим изменить наше отношение к технологиям, я думаю, мы должны делать это целенаправленно. Мои основные мысли примерно таковы:

1. Мы должны принять, что люди не будут управлять собственными серверами, и разрабатывать системы, которые могут распространять доверие без необходимости распространения инфраструктуры. Нужна архитектура, которая принимает, что отношения клиент/сервер неизбежно будут централизованными, но использует криптографию (а не инфраструктуру) для распределения доверия. Одной из удивительных вещей для меня в web3, несмотря на то, что он построен на «крипто», является то, как мало там задействовано криптографии!

2. Мы должны попытаться упростить создание программного обеспечения. На данный момент проекты по созданию программного обеспечения требуют огромных человеческих затрат. Даже относительно простые приложения требуют, чтобы группа людей сидела перед компьютером по восемь часов в день, каждый день, бесконечно. Так было не всегда, и было время, когда 50 человек, работающих над программным проектом, не считались «маленькой командой». Пока программное обеспечение требует такой согласованной энергии и такого большого количества узкоспециализированных человеческих усилий, я думаю, оно будет служить интересам людей, сидящих в этой комнате каждый день, а не нашим более широким целям. Я думаю, что изменение нашего отношения к технологиям, вероятно, потребует упрощения создания программного обеспечения, но за свою жизнь я видел, как происходит обратное. К сожалению, я думаю, что распределенные системы будут усугублять эту тенденцию, делая вещи более сложными и более трудными, а не наоборот.

Канал Писаревского в TG

Не Автор

Crypto investment

Лашкшери мезон из метаверса 

Published

on

By

luxury maisons on тае

В последнее время такие словосочетания как «недвига в метавслеленной» и «Современное искусство в web 3.0» уже перестали удивлять своей новизной и даже больше — стали ассоциироваться с чем-то опасным или даже токсичным. Инвесторам в медвежьей фазе экономики интересны стабильные проекты с реальной стоимостью.

NFT в сфере недвижимости обладают реальной стоимостью для инвесторов?

NFT недвижимость в Метавселенных быстро доказывает свою реальную полезность и является лучшим выбором для инвесторов Web3, поскольку рынок должен вырасти более чем на 5 миллиардов долларов в следующие 5 лет. Многие инвесторы начинают видеть ВПОЛНЕ РЕАЛЬНУЮ возможность в метавселенной.

Коллекция «Landz Estates NFT«

Landz.io — ведущее агентство по разработке Web3, специализирующееся на недвижимом имуществе премиум-класса, таком как особняки, музеи и штаб-квартиры. Цифровые активы NFT настолько роскошны, что кажется, что они предназначены только для богатых и знаменитых. Хотя на самом деле коллекция Landz Estates NFT, поступившая в продажу 10 июля 2022 года, будет стоить по разумной цене по сравнению с вашим типичным дизайнерским NFT, начиная примерно с 1100 дол.

Несмотря на то, что дизайн активов недвижимости безупречен, Landz также предоставляет полный пакет услуг при покупке их NFT, позволяя вам просто создать свою учетную запись и управлять своим активом NFT в нескольких метавселенных. Вы даже можете арендовать участок через Landz в таких метавселенных, как Decentraland или Sandbox.

Почему это так новаторски? Потому что в отличие от большинства NFT, которые не служат никакой другой цели, кроме как быть «предметом коллекционирования», NFT Landz приносят РЕАЛЬНУЮ ПОЛЕЗНОСТЬ, разработанную специально для нового поколения Web3. Если вы подумаете, куда движутся тенденции Метавселенной и NFT, то вскоре вы поймете, что одним из самых необходимых активов в Метавселенной будет либо ваш дом, либо ваше рабочее место, где вы будете общаться, планировать регулярные встречи и посещать мероприятия. .Логично? Вроде как, да! 😉

Не Автор, а Blockter + (по ссылке полезно интервью с основателями проекта).

Continue Reading

Crypto investment

The Fall Of The Luna

Published

on

By

Luna ust die

Sooner or later, it all comes crashing down (Crashing down)
Crashing down (Crashing down)
When everyone’s around, I bet
You would’ve paid up all your cash down (Your cash down)
To not make a sound (To make a sound)
But everyone knows now

(So you’re sad) about the moment, you lost your love (Damn)
You couldn’t see her leaving (You were gassed)
And that’s sucks don’t it, cause God yanked the rug (Damn)
And holding your heart, will not help you breathe

Крах стейблкоина UST и высококапитализированного токена LUNA стал шоком для криптоиндустрии — за считанные дни обесценились сбережения множества пользователей и многомиллионные активы крупных компаний.

Незадолго до коллапса экосистема Terra уступала по TVL лишь Ethereum, куда входят MakerDAOUniswapCompound и другие мастадонты децентрализованных финансов. Платформа Anchor находилась на третьем месте общего рейтинга DeFi Llama. 

Головокружительный рост Terra USD (UST) и популярность алгоритмических стейблкоинов вдохновили множество разработчиков на создание подобных проектов резервных криптофондов. Но все изменилось в считанные дни: UST внезапно утратил привязку к доллару, а связанный с ним токен LUNA почти обесценился. 

Ничто не вечно под луной:

Даже на пике популярности LUNA и UST все же находились скептики, сомневающиеся в непогрешимости алгоритмов Terra. К примеру, в конце 2021 года пользователь FreddieRaynolds в серии твитов предупредил сообщество об уязвимости проекта к хорошо скоординированным атакам с использованием значительного капитала.

В начале мая, незадолго до краха Terra, процентную ставку по депозитам в Anchor впервые уменьшили до отметок чуть ниже 18%. Решение было призвано сгладить растущие диспропорции и решить ряд проблем, включая истощение резервов проекта.

В ответ пользователи начали массово выводить из протокола активы. 7 мая объем депозитов Anchor превышал 14 млрд UST, а спустя сутки показатель уже составлял 11,77 млрд UST (-16%). 

На фоне оттока капитала из флагманского Terra-проекта команда Curve Finance сообщила, что кто-то массово начал продавать UST, из-за чего стейблкоин кратковременно потерял привязку к доллару США (в моменте 8 мая актив торговался вблизи $0,98). Разработчики отметили, что эти действия «столкнулись с большим сопротивлением» в виде встречных продаж ETH и stETH.

Руководитель отдела безопасности проекта Polygon Мудит Гупта отметил, что инцидент с UST сопровождался рядом подозрительных операций. 

По его словам, 7 мая Terraform Labs удалила 150 млн UST ликвидности с Curve, после чего неизвестный вновь созданный адрес перевел свыше 84 млн UST в сеть Ethereum. Через несколько минут ETH были сброшены, что и вызвало распродажу, отметил Гупта.

Вскоре после этого компания вывела дополнительные 100 млн UST с Curve

Когда курс стейблкоина начал снижаться, неизвестный участник рынка приступил к продаже ETH и покупке UST. Последний торговался ниже уровня привязки, что позволило получить прибыль.

Основатель Terraform Labs До Квон объяснил, что компания вывела 150 млн UST с Curve ради подготовки к запуску пула 4pool. После этого она вывела еще 100 млн UST «для уменьшения дисбаланса».

Квон подчеркнул, что Terraform Labs не имеет отношения к операции на 84 млн UST. Он также добавил, что у компании нет стимула отвязывать стейблкоин от доллара США.

Для стабилизации ситуации и укрепления курса UST некоммерческая организация Luna Foundation Guard (LFG) предоставила кредиты для OTC-фирм — на $750 млн в BTC и $750 млн в стейблкоине.

«Трейдеры будут торговать капиталом по обе стороны рынка, помогая выполнить как первую, так и вторую цели, в конечном итоге поддерживая паритет резервного пула LFG (номинированного в BTC) по мере постепенной стабилизации рыночных условий», — подчеркнули в организации.

Вскоре после этого организация опубликовала свой новый биткоин-адрес и отметила, что продолжит предоставлять кредиты маркетмейкерам. 

На фоне этих событий продолжился обвал рынка. Начавшая падать 5 мая цена биткоина к 10 мая уже тестировала поддержку на уровне $30 000. Еще стремительнее снижались котировки большинства альткоинов. Панические настроения нарастали.

На фоне обвала крипторынка UST вновь утратил привязку к доллару США. В ночь на 10 мая цена актива опустилась ниже уровня $0,62.

Аналитик The Block Ларри Чермак отметил, что Jump Crypto, Alameda Research и другие организации, поддерживающие экосистему Terra, выделили дополнительные $2 млрд «на спасение UST». Однако, по его мнению, единственный способ сохранить актив — сделать его полностью обеспеченным.

В среду, 11 мая, Terra USD снова утратил привязку к доллару США — его цена обрушилась ниже $0,23. Используемая для выпуска стейблкоина криптовалюта LUNA упала более чем на 80%.

Источники The Block сообщили о планах LFG привлечь $1 млрд для стабилизации курса стейблкоина. По словам собеседников издания, организация искала финансирование у «некоторых из крупнейших в отрасли инвестиционных компаний и маркетмейкеров», а в рамках сделки инвесторам предлагали купить LUNA со скидкой 50%.

Однако, по данным аналитика The Block Research Мики Хонкасало, попытка LFG привлечь средства «провалилась».

Исследователь под ником Hasu сравнил проект со схемой Понци, отметив, что «UST хуже, чем BitConnect».

11 мая До Квон представил план восстановления цены алгоритмического стейблкоина. 

По его словам, необходимым шагом перед принятием дальнейших мер станет поглощение предложения держателей UST, желающих избавиться от актива.

План предполагал ускорение темпов выпуска LUNA. Согласно механизму, 1 UST в любой момент должен быть доступен для обмена на $1 в LUNA. По мнению Квона, это «позволит системе поглощать UST быстрее».

На фоне опасений участников рынка касательно гиперинфляции цена LUNA обрушилась ниже уровня $1, UST закрепился у отметки $0,5. Из-за потери доверия к экосистеме рухнула и цена токена флагманского проекта Anchor (ANC).

На резкое падение цены LUNA отреагировали крупные южнокорейские криптобиржи: Coinone приостановила торги активом, Korbit и Bithumb выпустили предупреждения для инвесторов.

Платформа криптовалютных деривативов Binance Futures произвела делистинграссчитываемых в базовом активе бессрочных контрактов на LUNA.

В сети появились слухи о том, что BlackRock и Citadel Securities заняли 100 000 ВТС у биржи Gemini и обменяли 25 000 ВТС на UST. Они якобы связались с До Квоном и сказали, что собираются продать много биткоинов, предложив ему купить большую партию криптовалюты со скидкой за UST.

Затем BlackRock и Citadel якобы сбросили активы, что привело к обвалу UST, LUNA и всего рынка.

«BlackRock и Citadel знали, что Anchor, владеющий внушительным количеством LUNA, является схемой Понци, и этот крах приведет к большему выводу средств, чем Anchor сможет погасить. Это спровоцирует массовую распродажу LUNA, что приведет к отвязке от $1 и дальнейшему разрушению рынка. Теперь BlackRock и Citadel могут дешево купить биткоины, чтобы погасить кредит и получить разницу», — утверждает теория.

Ее распространил в том числе глава IOHK Чарльз Хоскинсон. Позже он удалил твит и отметил, что слухи не подтвердились.

В BlackRock назвали слухи о ее причастности к обвалу стейблкоина «категорически неверными» и отметили, что компания не торгует активом. В Citadel также заявили, что компания не имеет дела со стейблкоинами, включая Terra USD.

В сети раскритиковали меры компании. Некоторые пользователи подчеркнули, что последнее лишь ускорит «спираль смерти» экосистемы и приведет к полному обесцениванию LUNA.

Ларри Чермак написал, что единственный выход из ситуации для Terraform Labs — отказаться от UST и сосредоточится на развитии основной сети. Он подчеркнул, что по мере роста экосистемы команда проекта должна погасить задолженность по стейблкоинам.

Сообщество Anchor также подготовило «экстренное предложение»: снизить до 4% годовых целевую ставку доходности по депозитам в UST. Его автор — Дэниел Хонг — объяснил, что этот шаг остановит поступление в оборот дополнительных UST.

К тому времени отток средств из Anchor достиг почти 9,5 млрд UST.

Разработчики Terra несколько раз приостанавливали работу блокчейна, объясняя это необходимостью защитить сеть от потенциальных «атак на управление» и разработать «план восстановления» системы.

На фоне первой приостановки LUNA торговалась чуть выше $0,01. 13 мая, когда цена актива достигла $0,00006, Binance убрала со спотового рынка практически все торговые пары с LUNA и UST. Впоследствии платформа возобновила торги этими активами в парах с BUSD.

Результатом «спасительных» мер от Terraform Labs стало расширение предложения LUNA до астрономической отметки в 6,5 трлн монет. Это способствовало дальнейшему обесценению нативного токена проекта.

Эхо LUNA

Огромная волатильность LUNA привела к проблемам с отображением цены в децентрализованной сети оракулов Chainlink, которую многие DeFi-проекты используют для работы.

Лендинговый протокол Venus сообщил о потере $13,5 млн из-за настроек оракулов Chainlink, которые не позволяют отображать цену LUNA ниже $0,1.

Впоследствии команда Venus на некоторое время отключила протокол, а потом запустила предложение VIP-61, чтобы установить нулевое значение коэффициента обеспечения на рынках LUNA и UST.

О схожем эксплойте сообщил протокол Blizz Finance на блокчейне Avalanche

На фоне всеобщей паники отклонился от привязки даже самый ликвидный централизованный стейблкоин — USDT от Tether. Примечательно, что его конкурент — USDC — был практически непоколебим.

Вывод активов из Anchor с последующим крахом LUNA и UST обрушил не только TVL экосистемы Terra, но и совокупный показатель по всему сегменту DeFi.

Некоторые эксперты рынка считают, что инцидент с Terra, независимо от исхода, будет иметь серьезные последствия для криптовалютного рынка. Блогер Дэннис Портер отметил, что регуляторы используют крах UST в качестве главного аргумента в пользу тотального регулирования стейблкоинов и продвижения CBDC.

Министр финансов США Джанет Йеллен заявила, что отвязка Terra USD обнажила необходимость «создания регуляторного фреймворка для стейблкоинов, направленного на минимизацию волатильности».

Представитель южнокорейской партии «Сила народа» Юн Чан-Хен призвал к проведению парламентских слушаний касательно недавнего краха экосистемы Terra.

По некоторым сведениям, три сотрудника юридического отдела Terraform Labs подали в отставку после обвала UST и LUNA. Также выяснилось, что одна из ведущих юридических фирм в Южной Корее LKB & Partners готовится подать в суд на До Квона.

Что ждет Terra в будущем?

Очевидно, что предпринимаемые разработчиками меры лишь усугубили ситуацию вокруг LUNA и UST. Их результатом стала гиперинфляция нативного токена и полная утрата доверия сообщества к проекту и экосистеме. 

В надежде изменить ситуацию Квон предложил перезапустить сеть с 1 млрд токенов. Вскоре после публикации предложения он рассказал, что «убит горем» из-за того, что его изобретение в итоге причинило много боли сообществу.

«Я по-прежнему верю, что децентрализованные экономики заслуживают децентрализованных денег. Однако ясно, что в текущем виде UST не станет такими деньгами», — написал он.

Квон заверил сообщество, что ни он, ни связанные с ним организации «не получили никакой выгоды от случившегося». Глава Terraform Labs также подчеркнул, что не продавал LUNA и UST на фоне кризиса.

В сообществе проекта предложили провести хардфорк и выпустить новый токен. Распределение последнего могут провести согласно снапшоту сети, выполненному до обвала рынка.

Инициатива также предусматривает новый механизм организации блокчейна и создание пула для погашения алгоритмического стейблкоина UST.

Глава Binance Чанпэн Чжао усомнился в целесообразности хардфорка Terra. По его мнению, новая цепочка не будет обладать никакой ценностью.

Чжао также задался вопросом об использовании биткоин-резерва LFG. По его словам, активы должны были направить на поддержку UST.

Многие выразили изумление, что гигантские «биткоин-интервенции» нисколько не помогли UST.

Некоторые увидели позитив в том, что первая криптовалюта не обрушилась после массированных продаж в попытке спасти Terra.

14 мая основатель Ethereum Виталик Бутерин призвал Terra сконцентрироваться на компенсациях мелким инвесторам, поддержав идею пользователя Twitter под ником PersianCapital

Спустя несколько дней До Квон предложил провести хардфорк Terra с появлением новой сети и аирдропом.

Предполагалось, что новая сеть сохранит название Terra с токеном LUNA. Первоначальный блокчейн станет Terra Classic с Luna Classic (LUNC) соответственно.

Общая эмиссия LUNA составит 1 млрд токенов, целевое вознаграждение за стейкинг (инфляция) — 7%.

Однако в ходе предварительного голосования большинство участников сообщества Terra не поддержало идею хардфорка сети.

Выводы

Инцидент с Terra — несомненно, одно из самых громких событий в истории криптоиндустрии. Пока что ни один DeFi-проект не достигал таких гигантских масштабов перед своим коллапсом.

«Спасительные меры» сообщества лишь ускорили крах. Расширение предложения LUNA до астрономических значений вовсе не способствовало «поглощению UST», а лишь спровоцировало гиперинфляцию.

Шансы выбраться из «спирали смерти» стали совсем призрачными — практически пустой резервный фонд LFG тому подтверждение. Остается открытым и вопрос о том, удастся ли хотя бы частично возместить потери инвесторов.

Неясны и дальнейшие перспективы самой концепции алгоритмических стейблкоинов, учитывая подрыв доверия из-за краха Terra. Разработчики некоторых проектов, включая USDD на базе Tron, вовсе не собираются складывать руки. С другой стороны, все новые алгостейблкоины теряют привязку.

Путь к возрождению Terra, если вообще он возможен, будет долгим и тернистым. Ведь главная проблема кроется не в технической составляющей или механизме привязки к фиату, а в восстановлении доверия пользователей.

Подписывайтесь на новости ForkLog в Telegram: ForkLog Feed — вся лента новостей, ForkLog — самые важные новости, инфографика и мнения.

Не Автор, а легчайший рерайт с ForkLog

Continue Reading

Crypto investment

Как школьник заработал 17 лямов за 1.5 года в NFT

Published

on

By

Школьник заработал 17 лямов за 1.5 года

Это история про молодого манимейкера, который в 15 лет смог заработать $17 миллионов на NFT. Сейчас его аккаунт в соцсети удален, но интернет помнит все. Извлечённые из под обломков сохранившиеся копии твитов с аккаунта Reshadeth, сами расскажут про его путь. 😉

История начинается с 2020 года Reshadeth занимался поиском работы в интернете, но все варианты были слишком утомительны для него. Он занимался заполнением опросов, принтами для футболок, арбитражил и пр. Однако ни один из вариантов не позволил бы ему быстро разбогатеть.  Спустя время Reshadeth стал заниматься графическим дизайном: он брал заказы в Discord, но его клиенты были подростки, которые особо не имели бабла. Reshadeth получал $3-$8 за каждый проект, на который уходило несколько часов.  За месяц ему удалось заработать $100, что тогда казалось целым состоянием. Вместо того чтобы потратить их на развлечения, он купил годовую подписку на Skillshare — это аналог Skillbox. После покупки подписки, Reshadeth отказался от идеи стать дизайнером и решил быть программистом: начал учить Python и C#, так как считал, что эта индустрия очень прибыльна и там нет конкурентов.  В 2021 году Reshadeth заинтересовался проектом Earth2. Это цифровая земля, где мир разбит на миллиард маленьких кусочков (плиток), каждый из которых может быть куплен и продан на P2P-маркете.  В проекте первое время был недоступен Дубай, но после того как анонсировали продажи, Reshadeth купил за $10 несколько участков. Через время он продал эти участки за $800 и вывел деньги с проекта.  На тот момент произошел мем-сток на акции $APE (Apsenergy) и $GME (GameStop) и Reshadeth вложился в них, но через пару месяцев понял, что потерял 90% своих вложений.

Не долго думая, завел себе аккаунт на Binance, так как Reshadeth много слышал про криптовалюты, а в марте 2021 года он уже купил свою первую крипту. Параллельно Reshadeth сидел в Discord, где публиковались сигналы на торговлю фьючерсами и мем-коинами. К примеру, в тот период был сигнал на SafeMoon и многие участники сделали на нем немало денег, но Reshadeth не хотел идти вабанк. НО позже он признавался в своем твите, что очень жалел об этом. Те, кого он знал, сделали свой первый миллион благодаря SafeMoon.

Спустя время Reshadeth переводит всю купленную крипту на MetaMask в BSC и в течение месяца покупает мем-монеты, которые принесли ему примерно $300 прибыли.  Юный предприниматель понимает, что инвесторы с ботами зарабатывают на мем-монетах больше, чем обычные покупатели. И с помощью знаний, которые получил на курсах программирования он создает собственного бота.  Примерно за 2 месяца проводит несколько сделок, которые приносят ему х30х50 от вложений, а в августе перестает заниматься покупкой мем-монет, на которых он заработал $200 000. Параллельно он продает две копии своего бота — по $7 000 за каждую. Reshadeth начинает интересоваться NFT. Сначала покупает Pudgy Penguin за 0,5 ETH и продает за 3 EHT, а затем выигрывает минт на Mutant Ape и продает NFT за 6,66 ETH.  

В ноябре подросток открывает фирму, которая помогает командам в создании NFT и в маркетинге. Параллельно разрабатывает бота для спама в Discord. С ноября по февраль фирма получает $1,5 миллиона из которых $250 000 — чистая прибыль Reshadeth.  Дальнейший интерес к NFT угас, пока автор не узнает о Murakami Flowers от takashi murakami. Стоимость NFT на тот момент была 10 ETH на OpenSea, а чтобы участвовать в розыгрыше мест в вайтлисте, нужна была только почта, генерация кошелька и решение капчи. За сутки Reshadeth написал три скрипта, чтобы автоматизировать создание аккаунтов. За 24 часа была отправлена 126 841 заявка на вайтлист. По его подсчетам он должен был выиграть около 170 заявок, что позволило бы заработать $4 миллиона.  Спустя месяц takashi murakami выкладывает файл с результатами и, оказывается, что Reshadeth выиграл 891 место в вайтлисте. Через несколько дней публикуется следующая партия победителей. В общей сложности школьник получил 923 места, что составляет 13,6% от общего вайтлиста. Треть полученных NFT уже продана по хорошей стоимости.  Через две недели после этого yugalabs объявляют о минте OthersideLand, но для участия нужны верифицированные кошельки. Reshadeth находит продавца KYC кошельков по 1 ETH и договаривается о покупке 114 кошельков со скидкой 50% (0,5 ETH каждый).  Так как кошельки были куплены незадолго до минта, Reshadeth обращается к SilkNFT, чтобы создать бота для минта. Благодаря этому боту удалось сминтить 114 NFT с ценой газа 6 000 gwei. 1 мая Reshadeth вывел все ETH и NFT с купленных кошельков на свой. Ему удалось получить редкую карточку Otherdeed, которая сейчас стоит 20 ETH. Буквально за месяц Reshadeth смог увеличить свой доход более чем в 50 раз благодаря NFT.  

Короче, любой, кто имеет желание и готов трудиться, может достичь таких же результатов как Reshadeth. При этом необязательно создавать NFT, главное — следить за рынком и не бояться рисковать. Чтобы убедиться, что вся история реальная, можно посмотреть на активность и NFT в кошельке Reshadeth.

Не Автор хохо

Continue Reading
Advertisement

Trending

About MIM 👄🐭💬 "Mea vulva, mea maxima vulva" OR "Mea maxima culpa" ? ;) Copyright 2021 Mouse In The Mouse aka Mim aka Lë Boutiquehead aka 🐭BOP✌🏻©